Мой район в годы войны

В ходе подготовки праздничных мероприятий, посвященных началу контрнаступления Советских войск 5 декабря 1941 года учащимися Зеленоградского округа были была проведена большая проектно-исследовательская и поисковая работа по выявлению малоизвестных памятных мест того времени, роль которых в том числе, помогла сдержать натиск фашистских войск и перейти в победное контрнаступление.

Активисты школьных музеев Зеленограда подготовили исторический квест, который вошел в городской проект «Мой район в годы войны». Задачей мероприятия является знакомство учащихся, жителей и гостей округа с малоизвестными, но очень близкими для каждого жителя города событиями 1941 года.

Квест состоится 14 декабря 2019 года в Историко-краеведческом музее Зеленограда. С частью материалов квеста можно ознакомиться ниже.

Крюковский плацдарм

Конец ноября 1941 года, окрестности посёлка и станции Крюково. Здесь в те дни проходила линия фронта. Красная армия и вермахт, как два боксёра, измученных долгой схваткой, упёрлись в него. Один, более злой и опытный, ещё атаковал, хоть его удары и не имели уже той сокрушительной мощи, как в начале схватки. Второй, вынужденный драться «от обороны», казалось, держался на ногах из последних сил. Пропускал удары, умывался кровью, падал. Но всякий раз поднимался и снова вступал в бой. Панфиловец, командир полка, Бауыржан Момыш-Улы, искал для своих бойцов точку опоры, последний рубеж. И не находил. Тогда старший лейтенант взялся за нож. «Я аккуратно разрезал [командирскую] карту и протянул половину ее Сулиме. — Нате, сожгите. Нам больше не понадобится ориентироваться и изучать местность восточнее Крюкова». Восточнее была Москва, и именно её Момыш-Улы убрал «за край света» — не только от немцев, но и от самого себя. 3 декабря 1941 года в истории: в Крюково идут бои за каждую улицу Со 2 декабря Крюково стало головным опорным пунктом врага: заняв его, немцы начали возводить укрепления, организовывать огневую систему, приспосабливая для этого здания — мёрзлый грунт не позволял рыть окопы и блиндажи. Укрытия делались в домах под полом, куда устанавливали тяжёлые пулемёты и противотанковые пушки. Окна служили амбразурами. Стены проламывали и настилали поверх пола накат из брёвен, засыпая его землёй — тогда пулемёт и орудие могли вести огонь даже в том случае, если здание охватывал пожара. С каждым днём в Крюково подходили немецкие резервные части пехоты, огневые средства. Особенно много было сосредоточено противотанковых пушек. Танки располагались в засадах и маскировались постройками. Основные подступы к посёлку заминировали. Удержать Крюково стало одной из ключевых задач противника. «Немцы придавали Крюковскому плацдарму большое значение, — вспоминал командир 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майор Катуков. В надежде, что, отсидевшись в обороне и сосредоточив силы, им снова удастся перейти в наступление, они держали в этом районе 35-ю пехотную и 5-ю танковую дивизии. В самом Крюкове, по данным нашей разведки, у них было 60 танков. К тому же гитлеровцы за короткий срок создали в населённом пункте довольно прочную оборону. (…) В общем, оборудовали крупный и, по их расчётам, неприступный противотанковый район». Столь же значимой станция Крюково была и для советской армии, как важный узел при наступлении на Москву. Части 8-й Панфиловской гвардейской стрелковой дивизии под командованием Ревякина закрепились в районе платформы Малино и кирпичного завода рядом с ней. Дивизия получила приказ командарма Рокоссовского в ночь на 3 декабря освободить Крюково. С наступлением темноты панфиловцы атаковали противника. Их поддержал 159-й стрелковый полк 7-й дивизии, нанесший удар по станции с северо-востока, от «Красного октября». С южной окраины посёлка действовала танковая бригада Катукова. Но, встретив упорное сопротивление противника, 3 декабря наши подразделения смогли только выйти к южной окраине станции.

 Дмитрий Михайлович Волгапкин

                                       Дмитрий Михайлович Волгапкин

«Здесь рождалась Победа»

«Жизнь прожить – не поле перейти» – так гласит одна из русских поговорок. Да, должно быть так оно и есть, но в жизни всё случается по-разному… В результате поисково-исследовательской работы учащимися ГБОУ Школа № 1150 было установлено, что 7-го декабря 1941 года в долине реки Горетовка, между деревнями Баранцево и Каменка, в районе 3-х родников началось контрнаступление советских войск 16-ой армии Западного фронта под командованием К.К. Рокоссовского. Через поле, преодолевая сугробы, по пояс утопая в снегу, в атаку пошли три батальона, состоящие из молодых, совсем необстрелянных мальчишек 17-ой стрелковой бригады, прибывшей из Воронежа, и воинов 18-ой дивизии народного ополчения Москвы. Немцы встретили их шквалистым огнём пулемётов и танковых орудий, вкопанных в землю и замаскированных на опушке леса. Неизвестно, чем бы закончился этот бой, если бы на помощь не подоспели кавалеристы 44-го полка генерала Куклина. Совместными усилиями немецкая оборона была прорвана, и вражеские войска стали спешно отходить, опасаясь быть окружёнными. Мы в точности не знаем, как шёл тот бой. Но зато точно знаем другое: тогда в 41-м для тех ребят выжить и жить дальше означало только одно – перейти это поле. Или перебежать. Или переползти. До другого края. До другой кромки. До Победы. Вот только не каждому выпала такая удача. После атаки, в своём последнем броске на врага, на поле остались лежать более 500 советских воинов. Вечная им память! На самом деле, по рассказам местных жителей, место подлинного захоронения воинов времён Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. находится в нескольких метрах на северо-запад от мемориала, на достаточно крутом склоне реки Каменка. Здесь, до войны, находилось отапливаемое колхозное овощехранилище. Копать промёрзший грунт не было никакой возможности, в деревне оставались старики, женщины и дети. Поэтому местные жители вынуждены были хоронить погибших в подпол этого овощехранилища, сгоревшего при наступлении немецких захватчиков. На лошади, запряжённой в сани, женщины и подростки собирали тела погибших советских воинов, укладывали в овощехранилище рядами, между которыми прокладывали слой из еловых веток. Весной тела погибших воинов придали земле. По сведениям, полученным от старожилов Каменки, в этой Брасткой могиле лежат более 1000 останков солдат советской армии.

 

Деревня Матушкино

В довоенный период в этой деревне насчитывалось 72 дома, располагавшиеся на единственной улице, которая шла параллельно Ленинградскому шоссе. В состав деревни входила Слободка, насчитывавшая 11 домов и примыкавшая с запада. В конце ноября 1941 года на территории этой деревни шли ожесточенные бои против фашистов. В том самом месте, где располагалась деревня, стояла насмерть 354-я стрелковая дивизия. На короткое время деревня оказалась оккупирована войсками противника. 8 декабря 1941 г. деревня была освобождена. На территории района, названного в честь этой деревни, находится Монумент Славы («Штыки»). В декабре 1966 г. из этой братской могилы были извлечены останки солдата, торжественно захороненные в мемориале «Могила Неизвестного солдата» у Кремлевской стены. Сейчас на месте деревни расположились ПОК, пожарная часть № 61, завод «Микрон», политехнический колледж №50, автокомбинат.

«Никольская церковь»

Самое старое здание в Зеленограде, Это — точка отсчета местной истории. Два с половиной столетия вокруг этой духовной оси крутилась и созидалась вся здешняя жизнь: крестьянская и господская, мирная и военная, деревенская и городская. В петровские времена место, где стоит сегодня это здание, называлось погост Николая Чудотворца на Ржавце. Слово «погост» в прошлом означало вовсе не кладбищенскую землю, а место, где останавливался князь и его дружина во время сбора податей — от слова «погостить». В 1875 году открылось как земская начальная народная школа. Зимой 1941 года немцы прорвались через деревню Матушкино — фашистские танки оказались на шоссе Москва-Ленинград. Огневые позиции наших войск находились возле деревни Ржавки, а командование — в районе Чашниково, где управляло огнем батарей из мест расположения пехоты. 30 ноября фашистам удалось отрезать командиров-артиллеристов от своих огневых позиций. Все батареи как бы ослепли и уже не могли вести огонь, а командиры — управлять ими. На огневые позиции ринулись немецкие танки и пехота. Об этом бое вспоминал комиссар Алексей Пеньков: в тот день он находился в 300 метрах от огневых позиций, на крыше этого здания, где был оборудован пункт связи. Оттуда Пеньков корректировал огонь наших батарей — гаубиц 7-й гвардейской дивизии, что дало возможность нашим артиллеристам расстреливать немецкие танки и пехоту прямой наводкой. Спустя полвека, при восстановлении здания, была обнаружена железная «корзина», в которой находился комиссар Пеньков во время боя. После войны, к началу учебного года в 1947 году, на территории этого места была вновь открыта школа. В 90 –е годы это здание стало было полностью восстановлено и открыто для прихожан.

Бомба в МЖК

Кто мог предугадать, что даже в 21 веке , во время строительства гаражного комплекса в одном из красивейших районов Москвы, в МЖК Зеленограда, смертоносным эхом о прошлой войне отзовется «находка», остановившая строительство на несколько дней. Заметив, что эскалатор перестал брать землю, наткнувшись на препятствие, один из строителей вышел проверить, что же это такое. Оказалось, что эта находка в полтора человеческих роста, поблескивающая металлическими боками, пролежала десятилетия , чтобы ещё раз напомнить людям о страшных днях нашей истории. Следуя правилам, строители вызвали кинолога с собакой, чтобы проверить, безопасен ли найденный предмет – но осмотр ничего опасного не выявил. Тем не менее, при погрузке строители и прибывшие специалисты крайне осторожно обращались с ним и транспортировали бережно. К сожалению, На самом деле, это не единственный «немецкий подарок», обнаруженный на территории нашей страны после ВОВ, ранее была обнаружена похожая находка в Ржавках – хочется надеться, что больше таких подарков в Зеленограде нет!

Памятник «Солдатские звезды»

Осенью 1978 года на опушке леса 8-го микрорайона (рядом, с универсамом), при земляных, работах были обнаружены останки двух солдат и вскоре перезахоронены перед входом на старое городское кладбище. На проект памятника погибшим объявили конкурс. Победителем стал А.Г. Стискин. Эпиграфом к его проектной работе послужили строки из стихотворения неизвестного автора: И тогда сквозь гранит прорастут Души павших к сердцу живых... Перед памятником установлена мемориальная доска с надписью: «Братская могила воинов, погибших в боях на крюковско-истринском направлении осенью 1941 г. Памятник открыт 8 мая 1981 г.».

{Название памятника можно толковать по-разному: с одной стороны, это достойная награда, которую получает тот, кто служит Отечеству,с другой стороны, это та картина, что вырисовывается перед нашими глазами, когда мы представляем небо 1941-го…}